Журнал: "Медицина целевые проекты" статья: По университетскому стандарту | Издательский дом
#

По университетскому стандарту

 


Факультету фундаментальной медицины МГУ им. М.В. Ломоносова исполнилось 20 лет. Об истории создания факультета и о современных тенденциях в подготовке врачей рассказывает декан факультета фундаментальной медицины Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, академик РАН и РАМН Всеволод Ткачук

 

 

 Всеволод Арсеньевич, медицинский факультет был открыт в МГУ в 1992 году. Но, насколько мне известно, в стенах прославленного вуза уже существовал медицинский факультет…

 

Государственное учебно-научное учреждение – Факультет фундаментальной медицины Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, действительно, отмечает вторую круглую дату в своей новой истории.В 1992 году ректор МГУ, академик Виктор Садовничий подписал приказ о создании нашего факультета.

Всем известно, что медицинский факультет входил в состав Московского университета с момента его создания, то есть с 1755 года.Представление о первоначальном масштабе медицинского факультета Московского университета дает «Проект об учреждении Московского университета», представленный И.И. Шуваловым в Сенат.

В проекте указывалось, что на медицинском факультете должны состоять три профессора: химии, натуральной истории и анатомии; доктор и профессор химии должен был обучать химии физической, особливо и аптекарьской. Доктор и профессор натуральной истории должен на лекциях показывать разные роды минералов, трав и животных. Доктор и профессор анатомии обучать должен и показывать практикою строение тела человеческого на анатомическом театре и приучать студентов в медицинской практике.

         Студенты начали поступать в Московский университет в конце мая 1755 года Согласно указу Синода, Славяно-греко-латинская академия послала учиться в Университет шесть лучших своих воспитанников из числа обучающихся в последних классах. В их числе был Семен Герасимович Зыбелин (1735–1802), будущий известный профессор медицинского факультета. Как «старший», он получил на руки касающийся всех шести переводимых из Славяно-греко-латинской академии «Синодный указ», 25 мая 1755 года явился в Московский университет и первым был зачислен в состав студентов. Ему принадлежит честь называться первым студентом Московского университета.

 Первое десятилетие XIX века было началом интенсивного развития врачебной и научной деятельности на медицинском факультете Московского университета: совершенствовалось преподавание клинических дисциплин, факультет получил первые клинические базы.

         Большое значение для развития медицинского факультета имело принятие в 1804 году университетского устава. В соответствии с этим документом на медицинском факультете было открыто шесть новых кафедр: анатомии, физиологии и судебной медицины; патологии, терапии и клиники; врачебного веществословия, фармации и врачебной словесности; хирургии; повивального искусства; скотолечения. В 1805 году на медицинском факультете открылись первые клиники Клинического института.

 Открытие новых клиник и институтов на Девичьем поле, возникновение там клинического городка в XIX веке способствовали совершенствованию преподавания и развитию научно-исследовательской работы на медицинском факультете Московского университета. Выпускником медицинского факультета был Н.И. Пирогов.

 Во второй половине ХIХ столетия на медицинском факультете Московского университета работали такие крупнейшие русские ученые-медики, как Г.А. Захарьин, Г.И. Россолимо, Н.В. Склифосовский, А.А. Остроумов, С.С. Корсаков, В.Ф. Синельников, Ф.Ф. Эрисман, Д.Н. Зернов. Творческое наследие этих ученых до сих пор оказывает значительное влияние на развитие многих клинических дисциплин, составляющих основу современной фундаментальной медицины.

 В 1930 году, для обеспечения растущих потребностей страны во врачах, на базе медицинского факультета Московского университета был создан Первый московский государственный медицинский институт. Ныне это первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова.

 

 Выпускники факультета фундаментальной медицины высоко котируются не только в ведущих лечебных учреждениях нашей страны, их приглашают на работу в научные центры как России, так и других стран. Как удается достичь такого уровня подготовки?

 

  Во-первых, медицинская школа обязывает. Как вы поняли, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова имеет славные традиции подготовки врачей. Скажу честно, сначала нам высказывали определенное скептическое отношение по поводу подготовки врачей на медицинском факультете университета. Все же 65 лет наша страна жила в другой системе. Но постепенно новая форма завоевывала признание. Мы, конечно, не утверждаем, что она  самая лучшая. Одно из преимуществ обучения: факультет фундаментальной медицины МГУ привлекает для ведения занятий, чтения лекций преподавателей химического, физического, биологического, механико-математического, философского, юридического и др. факультетов. Это признанные во всем мире ученые, которые занимаются с нашими студентами по своей специальности. Что касается клинической подготовки, то она на медицинском факультете точно такая же, как и в других вузах. В ближайшие дни начнет работать медицинский центр МГУ. Он располагает 300 койками, оснащен самым современным оборудованием, имеет 12 операционных и диагностический центр. В результате получилась многопрофильная клиника, в которой факультет получит новые возможности для обучения студентов. До этого они учились в городских больницах и медицинских центрах Москвы. С открытием медицинского центра факультет сможет расшириться. Но едва ли мы будем принимать на обучение больше, чем 100 студентов в год.

 Отмечу, что во всем мире медицинское образование  крайне дорогостоящее. Оно обходится студенту от 30 до 50 тысяч долларов ежегодно. Во всем мире врачей готовят по единому врачебному стандарту. И мы придерживаемся его.

 Болонский процесс не предусматривает для врачей бакалавриата и магистратуры. И это правильно. Подготовка врача – особая, требующая цельного обучения, которое нельзя разделить на части. Нельзя менять и траекторию этого образования, например сначала давать навыки, а потом знания. Важный момент: МГУ имеет право на собственные образовательные стандарты. Скажу без ложной скромности, что планка наших стандартов выше, нежели образовательные стандарты третьего поколения. Минздрав России недавно затребовал наши стандарты и хочет адаптировать часть из них к возможностям других медицинских вузов. Они позволяют вести очень интенсивную и полноценную подготовку врачей.

 

  Конкурс в этом году на факультет фундаментальной медицины был выше, чем во многие другие вузы…

 

  Это действительно так. Средняя оценка по ЕГЭ у поступающих в медицинские вузы страны достигает 75 баллов, а на фундаментальный факультет МГУ – 92. Конечно, и 75 по старой классификации оценивается как пятерка. Таким образом, к нам учиться приходят абитуриенты, набравшие по результатам ЕГЭ пять с двумя плюсами. Мы учитываем оценки ЕГЭ по русскому языку, литературе и химии. Плюс к этому наши абитуриенты должны выдержать экзамен по химии в МГУ, общий со студентами химического факультета. Они решают десять задач, требующих умения применять теоретические знания на практике. В последние три года на бюджетную форму обучения зачисляются лишь те, кто набирает по результатам трех ЕГЭ и вступительного испытания по химии 371–372 балла из 400 возможных. Благодаря такому строгому отбору к нам поступают хорошо подготовленные молодые люди. К тому же мы не стремимся набрать их как можно больше. У нас обучаются 50 студентов на бюджетной основе и 20 на коммерческой. Хотя при желании факультет мог бы набрать много больше студентов. Но мы не можем этого сделать, поскольку тот, кто не выдержал конкурс, хуже учится. Слабые студенты могут просто не выдержать усиленную учебную программу. МГУ тратит на обучение одного студента в несколько раз больше средств, нежели в других вузах. Поэтому и платное обучение у нас стоит достаточно дорого.

 Не раз замечено, что в конкурсах студентов по сугубо медицинским специальностям, таким как хирургия, лучевая диагностика, другим специализациям, побеждают студенты вашего факультета. В чем, на ваш взгляд, секрет успеха их подготовки?

  Дело в том, что мы их готовим, что называется, индивидуально. На одного преподавателя у нас приходится два студента. Мы всегда придерживались общемировой практики, ничего нового не изобретая. В начале ХХ века русские врачи считались одними из лучших в мире, их приглашали консультировать и лечить многих именитых, знатных дам и господ за рубежом. История России хранит десятки имен прославленных врачей. Хотелось бы верить, что нынешнее поколение врачей восстановит былой престиж российской медицины.

 

 Тем не менее звучат оценки, что Россия безнадежно отстала от развитых стран. Наши врачи не хотят читать научную литературу, повышать свою квалификацию. Есть ли в приведенных оценках доля правды?

 

  Российский врач, работая на 1,5–2 ставки, серьезно загружен в больницах и поликлиниках. Прибавьте сюда неизбежные житейские заботы, хлопоты, и вы поймете, что ему совсем не просто найти время на научную работу. Тем не менее российских врачей все время призывают: повышайте квалификацию. Мол, надо учиться, надо читать научную литературу. Но проведенные социологические исследования показывают, что российские врачи не выписывают научные журналы и читать их особо не хотят. Все дело, конечно, не в том, что российские врачи – плохие или имеют недостаточный уровень образования. Секрет в другом, как создать им условия, чтобы у них на все хватало времени. В Европе и Америке врач для того, чтобы ему разрешили лечить больных за счет страховых денег, должен заниматься научной работой. А основная часть населения медицинскую помощь получает за счет страховой медицины, лишь самые богатые граждане могут позволить себе обращаться в частные клиники. В результате страховая компания решает: дать или нет врачу лицензию на лечение. В каждом госпитале устанавливается своя планка для врача по индексу цитирования его работ коллегами, а также по уровню журналов, в которых он публикуется. Врач вынужден заниматься наукой, читать научные статьи, писать их и проводить для этого собственные исследования. Таким образом, врачи вынуждены заниматься научной работой всю жизнь. Реально врач месяц занимается лечением больных, а три проводит в лаборатории, чтобы подготовить публикации высокого уровня, поддерживая свой репутационный рейтинг. Как я уже говорил, в нашей стране у врачей такой возможности нет, они чрезмерно загружены, в том числе и написанием всевозможной отчетности. Надо понимать, что читать научные статьи бессмысленно, если сам не занимаешься научной работой. Мудрый Конфуций сказал: скажи мне – я забуду, покажи мне – я запомню, дай мне сделать – я пойму. Чтобы понимать, надо быть вовлеченным в научную работу, читать научные журналы. Если не делать этого постоянно, то многое понять будет крайне сложно, буквально ежедневно появляются новые термины, аббревиатуры и понятия. В наше время медицина переживает беспрецедентное развитие. В качестве примера можно сказать, что количество научных публикаций по различным направлениям медицины равно числу статей всех остальных наук вместе взятых. Читать научные журналы один раз в месяц бессмысленно, это надо делать регулярно или совсем забыть про науку. А для того чтобы наши врачи могли соответствовать мировому уровню, они должны иметь время и условия для плодотворного занятия наукой.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

     

 

Яндекс.Метрика